Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Общество

Оксана Рудик: Дети в нашей стране самая незащищенная законом категория

Оксана Рудик: Дети в нашей стране самая незащищенная законом категория
Фото соцсети
День защиты детей в России стал поводом для беседы с известным адвокатом из Югры Оксаной Рудик. За ее плечами немало успешных судебных разбирательств, на кону которых стояли судьбы детей. Одно из таких дел пока не завершено – речь идет о трагическом ДТП под Ханты-Мансийском 2016 года, в котором погибли 10 юных акробатов и 2 тренера.

– Судебное решение по нефтеюганским детям вынесено достаточно давно. Родители согласны с приговором? (ред.)

– Большая часть – нет. Приговор был вынесен в январе 2018 года, апелляция прошла в мае 2018-го. Сейчас почти от всех потерпевших поданы жалобы в Верховный Суд РФ. На сегодняшний день они находятся на изучении судьи в ВС РФ, но никаких решений о принятии или об отказе пока не принято. Кроме того, от адвоката Саитханова (одного из водителей грузовика, который врезался в автобус с детьми) также подана кассационная жалоба в ВС РФ, и по ней аналогичная ситуация: жалоба изучается, но результатов пока нет.

По новым возбужденным уголовным делам (в отношении главного механика АО «Башнефтегеофизика», чей груз везли грузовики братьев Саитхановы, и сотрудников ГИБДД Башкирии, не изъявших ранее права у виновников ДТП) ситуация аналогичная, обвинительного заключения пока нет. Две экспертизы готовы, с третьей – потерпевших еще не знакомили.

Это дело из той категории, что оно будет тянуться несколько лет до своего логического завершения. Если родителям откажет ВС РФ, то некоторые из них пойдут в Европейский Суд.

– Почему, по их мнению, судебное решение вынесено не справедливо?

– Я могу говорить только за нескольких своих клиентов – потерпевших много и мнения у них расходятся. По мнению, например, потерпевшего Зинченко С.В., в некачественном оказании потерпевшим юридических услуг на стадии следствия. Оно проходило быстро, когда убитые горем родители спасали своих выживших детей, им было не до юридической составляющей процесса. В этом вопросе у всех потерпевших сейчас свои мнения, тем не менее тот же Зинченко С.В. никаких жалоб в установленном законом порядке не подавал.

– Недавно стало известно, что фонд помощи детям в Нефтеюганске закрыт. Как на это отреагировали родители? Сохраняется ли необходимость в нем?

– Вообще фонд необходим. Выжившим акробатам – потому что у них были тяжелые травмы, у многих сейчас проявляются ухудшения. Детям постоянно нужны реабилитации, лечение. Некоторым уже исполнилось 18 лет, и если на детей деньги еще можно собрать, то вот на уже взрослых – мало вероятно.

Мысль создать свой фонд помощи детям у некоторых родителей была давно, и то что фонд «Созидание» был ликвидирован только обострило необходимость. У нас как всегда, если вам что-то нужно, делайте это сами. Родители сейчас вынуждены создать фонд, чтобы лечить выживших детей. И я убеждена была в 2017 году и убеждена сейчас, что тех, у кого начались ухудшения, нужно лечить заграницей. Дети были воспитанниками спортивной школы, они ехали с соревнований домой с призами, а авария перековеркала им всю жизнь. Минимум, что мы должны сделать – обеспечить их самой лучшей медициной в мире.

– Какая судьба у героев еще одного громкого дела – по девочке Ладе? Напомним, в 2015 году Надежда Ремезова из Краснодарского края подала в Ханты-Мансийский районный суд заявление о признании недействительной записи в графе отец дочерни Лады, потому что ее бывший муж Дмитрий Никитин не является биологическим отцом. И суд его удовлетворил. При этом не учитывая того, что с рождения девочка проживала с отцом, а родная мать оставила их, когда Ладе было чуть больше года. Сейчас у них все наладилось?

– Да. После выхода в эфир передачи Гордона «Мужское и Женское» про Ладу, в июне 2017 года Президиумом ВС РФ был принят Пленум ВС РФ разъясняющий применение нормы права в аналогичной ситуации, когда небиологический отец признает ребенка, находясь при этом в браке с его мамой, и имя папы указывается в свидетельстве о рождении. При этом отец в курсе, что генетически малыш не его.

Принятие Пленума ВС РФ стало основанием для пересмотра всех ранее принятых решений судов в РФ по новым обстоятельствам. В сентябре 2017 года Ханты-Мансийский районный суд полностью восстановил Дмитрия Никитина в отцовских правах и определил место жительства девочки с папой. Лада уже учится в школе, когда пришла в 1 класс, многие мальчики хотели сидеть за партой именно с Ладой Никитиной, потому что они смотрели про нее передачу.

Это дело было показателем того, насколько назрели перемены в Семейном кодексе РФ. Мне все говорили, оно – не перспективное, и я никогда дело Лады не выиграю. И ведь мне отказал ВС РФ. Принятие Пленума было полной неожиданностью.

Да, было очень тяжело морально: я участвовала во всех исполнительных действиях по передаче ребенка, и только потому что не давала нарушить закон при этом, мы смогли сохранить девочку в семье.

В период, когда занималась Ладой, я почти не брала других дел, а это 9 месяцев. Честно, очень много раз хотела выйти из дела, но сдерживалась. На кону стояла вся моя работа: если бы проиграла, то точно не смогла бы больше быть адвокатом.

Я считаю, что дети в нашей стране самая незащищенная законодательством категория.

– Оксана, сейчас очень часто встречаются новости о нарушении прав детей. Последний случай в ХМАО был про мать-кукушку, которая бросила ребёнка в ТЦ. На ваш взгляд, почему подобное происходит? Несовершенство законодательства или что-то связано с нашей культурой?

– Мне кажется с культурой в нашей стране не так все плохо, наверное, также как в других странах. Мне вообще нравится Россия. Мне не нравится в нашей стране пара вещей, связанных с защитой прав детей.

Во-первых, наш Семейный кодекс. Еще раз повторю – его пора менять. В последнее время наши кодексы в гражданско-правовой отрасли практически неизменны, мы ушли на судебную практику и разъяснения высших судов. Суд разъяснил так, мы стали делать так. Суд поменял свою позицию, практика снова поменялась. С тех пор, как 10 лет назад я пришла в юриспруденцию, в наших кодексах до сих пор не заметила изменений. Нормы старые, а общество развивается семимильными шагами. Недавно мне на электронку пришло письмо из другого субъекта, написала женщина – не биологическая мать. Рассталась с сожителем, но воспитывала 8 лет его родную дочь (с 2 лет). Сейчас ребенку почти 10-ть, родной матери у нее нет. Она жила с биологической матерью на основании опеки по согласию, которое дал ее законный отец. Папа решил получить маткапитал, для этого встал вопрос об определении места жительства ребенка с ним. Отец объявился, отозвал опеку, забрал ребенка, и женщина, которая по нравственным законам – мать, в юридическом смысле – чужая тетя. Ребенок просит сотовые у одноклассников и звонит ей – просит забрать домой. 10-летней девочке не объяснишь, что есть закон, который не совершенен и не защищает права ребенка.

Еще один момент в том, что уполномоченные по правам ребенка назначаются в субъектах без согласования с федеральным уполномоченным. При этом подчиненности по вертикали тоже нет. На практике происходит так: если спор по ребенку затрагивает двух уполномоченных, как в случае с Никитиными, Лада проживала в Ханты-Мансийске, а ее мать – в Краснодарском крае, то бездействие одно из амбудсменов, сводит на нет старания другого.

Обязательных требований, чтобы в аппаратах уполномоченных и в органах опеки были сотрудники с юридическим образованием тоже нет. И получается, что граждане подают иски к ненадлежащим ответчикам, выбирают не правильные способы защиты нарушенного права, потому что у сотрудников в исполнительной власти не хватает юридических знаний.

– ХМАО выделяется как-то на фоне остальных регионов? Насколько права детей эффективно защищаются у нас?

– Я не компетентна отвечать на такой вопрос. Думаю, во всех субъектах ситуация одинакова, потому что проблемы общие. Если взять трех уполномоченных – по детям, людям, и бизнесу, то, наверное, самая сложная миссия у первых. Дети сами себя защитить не могут, они заложники своей семьи и обстоятельств. Для меня дети самая больная тема в правозащите.

В пятницу 13-м туром РПЛ выйдет из спячки. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика